Про Колдея Колдеича и Лося

17 мая 2017

Сам с усами

На даче у леса жил старик. Все дачники как дачники — обыкновенные. А он если возьмётся что-нибудь выращивать, обязательно все рты пораскрывают от удивления. В теплице у него круглый год сочные мандарины. На крыше дома — мох да трава, и даже две ёлки корни пустили. А на себе старик такие усищи отрастил — хоть в бантик на макушке завязывай.

Соседи его сторонились — считали чудаком. Усы у старика обычно топорщились, словно два непослушных букета. Да к тому же каждая животинка любила его как родного. Усядется, бывало, старик на крыльце, песню замурлыкает, а на усах у него — то шмель, то жужелица, то стрекоза качаются. А в гости — и вовсе настоящий лось заходит!

Дачники обыкновенные сначала косились:

— Приманивает он их что ли?

Но вскоре смекнули:

— Колдует, как пить дать! Колдей Колдеич, да и только.

И прижилось ведь имечко! Так и стали старика называть.


Чай для Лося

Заскочил Лось к Колдею Колдеичу в гости. А тот и рад. Закинул в топку сухие мандариновые корки, вскипятил на печке воды, заварил ромашки да по ковшам разлил. Чаи гонять — тут не кружка, тут посудина посолиднее нужна.

Колдей Колдеич в свой ковшик дует — гонит чай волнами. От себя, в себя. От себя, в себя. Колдей Колдеич гонять чаи мастак.

А Лось погонял пару раз туда-обратно. А потом ка-ак дунул! Так что чайная волна с плеском разбилась о берег стола.

— Ты чего? — запереживал Колдей Колдеич. — Невкусно? Может, сахарку подложить?

Старик пододвинул к Лосю пузатую, в два кулака, сахарницу.

Но гость покачал рогами:

— Лучше соли.

Тогда Колдей Колдеич взял маленькую солонку и высыпал в ковшик всё, что в ней было. На две чайных ложки с горкой набралось!

Но Лось оказался солёноежкой. Он отхлебнул и попросил:

— А можно ещё чуток? Пожалуйста!

Колдей Колдеич достал пачку с солью и задумался:

— Похоже, для такого гостя, как ты, мне нужно завести солонку побольше.

— А сахарницу поменьше, — поддакнул Лось и с шумом вытянул из ковша насквозь просоленный чай.

С тех пор у Колдея Колдеича на столе обосновались не сахарница и солонка, а сольница и сахаронка. Ведь всем известно, как лоси охочи до солёного.


Морковка

Однажды Лось скакал через пень и услышал громкий хруст. Что такое?! Неужели в лесу завёлся проглот?! Так ведь и Лосю вкусных веток не останется.

Пошёл Лось на хруст да прямо к дому Колдея Колдеича вышел! Сидит старик на табуретке, морковку из грядки дёргает, в ведёрке рядом ополаскивает — и сразу в рот! Да так энергично жуёт, что рядом куча ботвы подпрыгивает и стёкла в теплице дрожат.

— Чего это тебя на морковку потянуло? — забыв поздороваться, спросил Лось.

— Хрум-хрум! — ответил Колдей Колдеич.

Потом дохрустел и объяснил:

— Глаза испортились.

— А? — переспросил Лось.

— В журнале народных советов пишут: чтоб зрение было хорошим, надо каждый день морковку есть, — растолковал старик и снова к земле потянулся.

— Полгрядки?! — не поверил Лось.

— Да вроде и одной морковины в денёк достаточно, — ответил Колдей Колдеич. — Но это я когда ещё плохо видеть начал? Дав-но! Вот за каждый день и навёрстываю.

И старик снова принялся лупить морковку. Так громко, что Лось в сторону отошёл.

Отошёл Лось в сторону и туда-сюда подвигал глазами: прямо видит чётко, а вот вправо-влево плоховасто — значит, и ему пора улучшить зрение!

...Друзья морковничали несколько дней подряд. Пока грядки и запасы не опустели, а стариковы усы не стали отсвечивать оранжевым.

— Ну как? — спросил тогда Лось старика. — Действует?

Сам-то он, пока грыз морковку, так усиленно шевелил глазами, что теперь ясно видел и прямо, и вправо, и влево, и вверх, и вниз.

— Действует, — ответил другу Колдей Колдеич. — Действует так, что всюду мне морковь эта мерещится. Такое хорошее зрение у меня на морковку стало, что не хочу, а везде её окаянную вижу!

Старик огляделся, прищурился и бросился к самой дальней грядке.

— Надеюсь, что последняя! — отчаянно крикнул он Лосю и выдернул из земли длинный оранжевый корнеплод.


Ведрандия

Осенью Лось затосковал без путешествий.

— Гуси в Европу летят, ласточки — в Африку, а крачки вообще — в Австралию!.. Только я торчу на одном месте. Всё в лесу да в лесу. Как дерево!..

— Вот ещё, — возразил Колдей Колдеич. — А кто ко мне в гости каждый день заваливается?

— Это да, — вздохнул Лось.

А сам на небо глянул и рогами наудачу шевельнул — вдруг получится взлететь и вместе с птицами отправиться дружным клином покорять новые страны?... Но сильна земля — держит его на себе как примагниченного.

Колдей Колдеич усы погладил да промолчал.

Зато на следующий день, когда Лось просунул унылую башку в калитку, старик подскочил к нему и гаркнул:

— Махнём в Ведрандию!

— Куда? — растерялся Лось от такого приветствия.

— Ну в Ведрандию, — повторил Колдей Колдеич.

И — шмыг — припустил по дорожке к дому.

Лось за ним.

Торопится, всеми четырьми ногами подпрыгивает — наконец-то! Наконец-то он отправился в путешествие! Да в такое редкое местечко — про страну Ведрандию ни одна перелётная душа ему не рассказывала!

Но перед крыльцом Колдей Колдеич вдруг остановился и показал на веранду.

— Прошу!

Лось замер и нахмурился: как-то подозрительно быстро закончилось его путешествие. Колдей Колдеич подтолкнул его по-дружески:

— Ну ты чего? Передумал что ли? Топай-топай. Клянусь, такой Ведрандии ты больше нигде не увидишь!

Лось шагнул на знакомую веранду — а она вся вёдрами заставлена. С шишками, семечками, яблоками, брусникой, черникой, боярышником, даже с сухими листьями и травами... Богатая страна, однако!

— Чтоб на чердак или в погреб каждый раз не лазить — всё под рукой, — объяснил Колдей Колдеич смысл Ведрандии. — Выбирай себе ведро и угощайся.

И не теряя времени даром, старик сам пристроился к яблокам. Захрустел ими, затрещал — аж усы от яблочного сока намокли.

Покосился на него Лось, губами задумчиво подвигал — и туда же, к бруснике поближе. Вообще-то он хотел побывать за морями и океанами. Но кто знает, есть ли за ними так много вёдер и так много смысла.


Без рогов

Вот как бывает у лосиной породы: ещё вчера Лось скакал через забор — рога держались крепко, не болтались ни чуточки. А сегодня спокойно бродил — рога вдруг треснули и отпали!

Примчался Лось к Колдею Колдеичу новой причёской похвастаться.

— Ты лысый! Как жаль, — расстроился старик.

— Почему это жаль? — удивился Лось.

— Потому что я привык к твоим рогам... А без них ты какой-то другой... — объяснил Колдей Колдеич другу.

— Да тот же самый! — засмеялся Лось. — Не переживай. Весной вырастут новые.

— Но мне были дороги именно эти рога. Ведь это были рога, с которыми я подружился, — вздохнул Колдей Колдеич. И усы его поникли.

Лось возмущённо мотнул башкой:

— Они знаешь какие тяжёлые были?! Без них лучше. Я без них ещё выше прыгать смогу!

И он сиганул через калитку и поскакал по лесу.

Раз через камень, два через камень, три через камень. Не понимает старик, как здорово налегке! Как хорошо избавляться от лишнего! Лось перепрыгнул через поваленную осину, через пень еловый, через молоденькие сосны. Вот каким он стал свободным. Настоящий воздушный лось! Кажется, оттолкнётся от земли и — полетит!

Пролетел Лось через всю поляну, приземлился возле рябины и вдруг заметил что-то знакомое. Ёлки-палки! Да это ж его родные рога валяются! Надо рассмотреть их хорошенько — раньше-то Лось свои рога не видел, на себе же таскал. Вот царапина — это он на дуб в прошлом месяце напоролся. Прямо борозда оказывается, а не царапина! А это что за потёртости? А! Это они с Колдеем Колдеичем тогда боролись. Ус за рог, рог за ус... «Ведь это были рога, с которыми я подружился», — вспомнил Лось слова друга. И вдруг... представил Колдея Колдеича без усов. Гладкого и — чужого. Представил да так и сел на мох...

Проснулся на следующее утро Колдей Колдеич, вышел на веранду потянуться и увидел на перилах кусок бересты. А на ней накорябано: «Перепрыгни через калитку и скачи до камня. Так надо!».

Прочитал старик записку, усы задумчиво покрутил.

— Ну что ж. Надо значит надо!

Он поднатужился, перекинул одну ногу через калитку, подтянул другую и спрыгнул на землю. Ага, а вон и камень. Лось бы до него в два притопа добрался. А Колдей Колдеич, не торопясь и отдыхая, шкандыбал минут пять.

— Уф! Ну всё, пожалуй, хватит.

Только на камне — снова кусок бересты. А на ней: «Перепрыгни ещё через два камня. Так надо!»

Ну что тут будешь делать!

— Раз надо — придётся скакать по-новой... — отважился старик.

Он немного отдышался и сделал новый прыжок.

Хм! А в этот раз недурно получилось! Втянулся что ли? Колдей Колдеич перемахнул через оба камня и повеселел. С каждым прыжком как-то легче становится. Ой, да тут третья записка. Что там? «Перепрыгнуть поваленную осину». Ну это ерунда! Пока, поваленная осина! Привет, пень еловый! Вот это прыгает старик — аж дух захватывает. А молоденькие сосёнки помогают, подталкивают. Выше ноги от земли! Ещё выше! С такой помощью и взлететь недолго!

Летит Колдей Колдеич над поляной, усами машет:

— Вот это высота! Вот это свобода! Вот это рога!... Стоп! Какие рога?! Тормозим!

Дёрнул себя старик за усы, приземлился. И правда — рога лежат у рябины. Большущие как велосипед. С царапиной-бороздой и потёртостями.

— Родные мои, — сразу узнал рога Колдей Колдеич и погладил их по отросткам.

Затем покрепче схватился за рога и, кряхтя, потащил их домой.

Он тащил и думал:

— Ну и пусть тяжёлые. Ну и пусть с ними не полетаешь. Главное — родные. Родные — это самое главное.


C Новым годом

Зима хрустит под ногами.

Колдей Колдеич сидит у окошка и слушает.

Если тихо хрустит — значит, белки в снегу запасы разыскивают.

Если громко — ура! — Лось в гости топает.

Колдей Колдеич волнуется, ждёт. Впереди новогодняя ночь, и он украсил ёлки на крыше засахаренными шишками, а в подарок другу солью нарисовал на оконных стёклах узоры.

Только что это с Лосем? Бредёт по сугробам, а в зубах держит веточные букеты. Ну точно усы!

— Ох-чертополох! — понимает Колдей Колдеич. — Да он же в меня нарядился! А я такой сам по себе... А что же я?!

Старик забегал по дому в поисках подходящего костюма. Примерил бусы из перца, закутался в гардину, нахлобучил на голову подушку, — но всё было не то...

— Есть кто дома? — раздался стук в дверь.

Колдей Колдеич, не долго думая, схватил недавние лосиные рога и приставил к голове.

— Входите!

Лось завалился в белом морозном облаке и уставился на старика.

— Какие... какие красивые у тебя рога... дружище Лось, — сказал он Колдею Колдеичу.

— А у тебя ну просто замечательные усы! — не остался в долгу Колдей Колдеич.

И вдруг заскакал с рогами по дому, как обычно любит Лось:

— Как я рад, что мы будем встречать Новый год!

Лось едва удержался на месте, чтоб тоже не пуститься в прыг. Но вовремя вспомнил, что старик этого не одобряет.

— Осторожнее, — пошевелил букетами Лось. — Ты же сам столько раз просил не...

Но поздно! Колдей Колдеич грохнулся на пол, одним рогом сбил табуретку, а вторым расколол любимую вазу с сухоцветами!

— Ох-чертополох, — огорчился Колдей Колдеич. — Как, оказывается, тяжело быть Лосем. Тебе-то хорошо: нарядился усатым стариком — и держись себе скромненько...

Лось удивился:

— Кто нарядился? Я? Да я всего лишь подарок тебе принёс...

И он протянул старику веточные букеты:

— Только обёртку разворачивай аккуратно.

Старик осторожно раздвинул ветки и увидел пучки оранжевых зимних опят.

— Свежие? — обрадовался он и сразу позабыл о вазе.

— Только что с пня! — гордо заявил Лось.

И смущённо добавил:

— Только вот соли к ним не хватает...

Новый год встретили вкусно: со свежими грибами и горячим брусничным морсом. Колдей Колдеич вновь и вновь изображал Лося, а Лось прикладывал к носу ветки и разыгрывал из себя старика. В печи трещала сухая мандариновая кожура, соляные узоры переливались от огня свечей, и казалось, что впереди новый, замечательный год, полный подарков и приключений.


В феврале

Ранним утром Лось затарабанил в дверь и разбудил Колдея Колдеича:

— Радуга замёрзла!

— А? — не понял старик и спросонья посмотрел на календарь — неужели он продрых целую зиму?

— Радуга замёрзла, — отряхиваясь от сосулек, повторил Лось. — Наверное, вылезла раньше времени — тут её мороз и прихватил. Спасать надо!

Старик продышал глазок на заиндевевшем окне и поглядел на небо. Там действительно переливался маленький леденец — кусочек радуги.

— Это гало. Морозы, значится, сильнее ударят, — махнул он рукой и полез обратно в тёплую кровать.

— Вот ещё, — возмутился Лось. — Радуга — она завсегда радуга. А где радуга — там весна. Поднимайся! Кто из нас Колдей Колдеич в конце концов? Ты или я?

И Лось решительно стащил со старика одеяло.

Колдей Колдеич оттянул усы в стороны и сердито побрёл к умывальнику.

— Колдовство, если ты не знаешь, быстро не работает.

— Я подожду, — с готовностью ответил Лось и присел возле окошка.

Старик тщательно умылся и потихоньку принялся растапливать печку.

— А можно побыстрее? Она же мёрзнет! — поторопил его Лось. — Пожалуйста!

Колдей Колдеич посмотрел на него с укором:

— Между прочим, мог бы и помочь.

Лось сконфуженно подскочил, чуть башкой гардину не снёс.

— Сначала поищи сухую еловую ветку, — скомандовал старик. — Подкинем для дымка... Ага. Теперь полешек принеси. Штучки три. Ясеневых. Так уж и быть, пусть для хорошего жара поработает ясень... Ну а чтоб цвета твоей радуге вернуть, нужно семь разноцветных листьев...

Лось бегал, старался, даже на небо забывал смотреть. Синие и голубые листья он с мороза занёс, в инее, а остальные (красные, оранжевые, жёлтые, зелёные и фиолетовые) ещё с осени сохранились дома, сухими.

Огонь занялся крепко.

— Молодец, — похвалил друга Колдей Колдеич и кивнул в сторону окошка. — Ну как? Оттаивает твоя радуга?

Лось подбежал посмотреть и с радостью воскликнул:

— Исчезла!

А потом добавил довольный:

— То-то же. А то галом каким-то обзывал. Я же говорил: радуга — она завсегда радуга.

После обеда мороз расправил плечи и встал во всю мощь. Но Лось бесстрашно выбежал из жары дома и скакал по огороду как сумасшедший — играл с сугробами в чехарду.

Колдей Колдеич долго смотрел на него, пока маленький глазок на окне снова не заледенел. А потом встал и пошёл готовить ящики для рассады.


Бердск, 2015 — Санкт-Петербург, 2016